Понедельник, 06.04.2020, 23:23
Регистрация почта: obkom-59@mail.ru

07.12.2016
Отчет о деятельности ПКК за 2012-2016 гг

Отчет о деятельности Пермского краевого комитета Горно-металлургического профсоюза России за 2012 - 2016 гг

05.03.2014
Отраслевое тарифное соглашение на 2014-2016 г.


04.02.2014
Ваши права в трудовых отношениях


04.02.2014
Молодому работнику [твои права и возможности в трудовых отношениях]


24.01.2014
Соглашение о МРОТ в Пермском крае


30.11.2013
Действия Пермского краевого комитета ГМПР по ЗАО "Уралалмаз"



24.07.2013
Постановление Правительства края о внесении изменений в указ губернатора «Об утверждении положения о присвоении звания «Ветеран труда".



22.02.2013
Рекомендации ЦС ГМПР по организации работы с кадровым резервом


22.02.2013
Положение о школе профактива


15.01.2013
Методические рекомендации по организации работы представителя, в составе комиссии, проводящей аттестацию рабочих мест

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ «Организация работы представителя выборного профсоюзного органа в первичной профсоюзной организации в составе комиссии, проводящей аттестацию рабочих мест по условиям труда» Разработаны в соответствии с постановлением исполкома ЦС ГМПР от 18 октября 2012 года
Главная » Новости » ПРЕВЫШЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. КАК ТОП-МЕНЕДЖМЕНТ КАРАЮТ ЗА ОГРОМНЫЕ ЗАРПЛАТЫ
07:31
ПРЕВЫШЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. КАК ТОП-МЕНЕДЖМЕНТ КАРАЮТ ЗА ОГРОМНЫЕ ЗАРПЛАТЫ

МНОГОВАТО БУДЕТ

 В интервью ТАСС Владимир Путин объяснил свой взгляд на зарплаты топ-менеджеров в госкорпорациях: - Кстати, о доходах. Как бьется государственность корпораций с рыночными зарплатами топ-менеджеров? - Плохо бьется. Да, меня самого это коробит, честно вам скажу. Я сейчас отвечу, не так все просто, как, казалось бы, на первый взгляд. Я уже там на этот счет с ними разговаривал. Ответ какой? Там же они нанимают достаточно большое количество иностранных  специалистов, они работают эффективно, и они чего-то стоят на рынке, на международном рынке труда. Они вынуждены их брать и платить им зарплату, которую их услуги, их работа стоят на международном рынке труда. Если им платить, то они как начальники должны получать больше. - Топ-менеджер получает миллион в день. Ну в день! Ну, Владимир Владимирович, ну что-то как-то многовато будет, нет? - Насчет дня я не знаю, но многовато, я с вами согласен.

 "А”-СПРАВКА

Зарплаты российских топ-менеджеров за 2019 год (по данным "Форбс”): "

Норникель” - 6,8 млрд рублей 23 сотрудникам.

Сбербанк - 4,4 млрд рублей 18 сотрудникам.

 "Газпром” - 4,3 млрд рублей 17 сотрудникам.

 "Роснефть” - чуть больше 4 млрд рублей 17 управленцам.

ВТБ - 3,7 млрд рублей 24 сотрудникам (кроме них вознаграждение получили также некоторые старшие члены управляющего комитета группы, главы глобальных направлений бизнеса; информации о точном числе нет).

В 300 РАЗ ЛУЧШЕ РАБОТНИКА?

 Проблема слишком высоких зарплат топов есть почти в каждой стране. Например, по подсчетам британской газеты The Guardian, за прошлый год средний руководитель ведущей американской компании заработал более 17 млн долларов (1,2 млрд руб.), что почти в 300 раз больше, чем средняя зарплата сотрудника такой фирмы. И это становится основанием для социальной розни. Исследование, проведенное в конце прошлого года IT-компанией Beqom, показало, что почти 80% сотрудников американских компаний считают зарплаты топ-менеджеров незаслуженно завышенными. Такого мнения придерживаются не только работники. В 2018 году американский сенатор Берни Сандерс задал в "Твиттере” вопрос: "Есть ли у гендиректора Disney Роберта Айгера объяснение, почему ему выплачивают бонус в 400 млн долларов, пока его работники рассчитывают на талоны на питание?” В пересчете на российскую валюту Айгер получил 29 млрд руб.

АНГЛИЙСКИЙ КОЛОРИТ

Среднестатистический руководитель компании в Великобритании за 2018 год заработал 4,5 млн фунтов (400 млн руб.), это в 120 раз больше, чем получил его средний сотрудник. В 2016 году топ-менеджерам отходило еще больше - по 5,4 млн фунтов (481 млн руб.). Поэтому в 2016 году член комитета по финансам Крис Филп вносил в парламент поправки, предусматривающие не только обязательную публикацию данных о соотношении выплат топ-менеджерам и средних зарплат сотрудников в компаниях, но и ежегодное голосование по выплатам высшему руководству.

Эти меры поддержала премьер-министр Тереза Мэй, которая в предвыборных речах указывала на "иррациональный, нездоровый и растущий разрыв” между доходами рядовых рабочих и высшего руководства корпораций. Однако эта реформа не прошла, в чем винят работодателей, объединенных в Конфедерацию британской промышленности. А Грег Кларк, министр по делам бизнеса, энергетики и промышленности, заявил BBC, что не следует обязывать компании публиковать соотношение между доходами гендиректоров и средними зарплатами в компаниях, потому что эти данные "могут неправильно истолковать”.

 Уже в следующем году газета The Independent привела данные исследования, где вскрылось, что средний топ-менеджер зарабатывает в 172 раза больше медсестры, в 145 раз больше учителя, в 324 раза больше социального работника. Исследователи же из Университета Ланкастера привели данные, согласно которым заработки генеральных директоров с 2003 по 2015 год выросли на 82%, в то время как доходы акционеров и инвесторов их компаний увеличились лишь на 1% (а у некоторых даже упали). Ярким примером стала нефтегазовая компания BP, которая в 2015 году понесла рекордные убытки в 4,6 млрд фунтов (424,4 млрд руб.) и уволила 5 тыс. работников. А вознаграждение, положенное ее генеральному директору, возросло на 20% и достигло 14 млн фунтов (1,3 млрд руб.). Акционеры компании не поддержали такую выплату гендиректору и проголосовали против, но сумму одобрил совет директоров. И свои деньги управленец получил.

Та же ситуация была с сетью универмагов BHS. В 2016 году она обанкротилась, работу потеряли 11 тыс. человек, а компания задолжала 571 млн фунтов (52,6 млрд руб.) пенсионных взносов. Однако Филип Грин, купивший компанию в 2000 году и продавший ее в 2015-м, за эти годы получил 586 млн фунтов (54 млрд руб.) дивидендов. Это первый случай, когда члены Палаты общин попросили Палату лордов лишить Грина рыцарского титула, который тот получил за 10 лет до того. МЕЧОМ И СУДОМ Слишком высокие зарплаты часто приводят к социальной напряженности, но редко - к административному или уголовному преследованию. Однако такие случаи все же есть. Правительство Ирана в 2016 году заявило, что накажет почти 400 управляющих в госсекторе. Выяснилось, что руководство государственных банков зарабатывало в 50 раз больше рядовых работников. По данным ВВС, зарплаты управленцев доходили до 24 тыс. долларов (1,7 млн руб.).

Одно из самых ярких судебных разбирательств по этому предмету произошло в ФРГ. Перед Верховным судом страны в 2005 году предстал исполнительный директор Банка Германии (Deutsche Bank) Джозеф Аккерман. Следствие считало, что Аккерман, входивший в наблюдательный совет сотового оператора Mannesmann, и бывшие руководители этой компании незаконно разрешили выплату почти 60 млн евро (4,8 млрд руб.) в качестве премии бывшему главе Mannesmann Клаусу Эссеру и нескольким другим топ-менеджерам компании. Причем премиями решили "одарить” топов уже после того, как сотовый оператор был куплен его британским конкурентом Vodafone. Поэтому Аккермана обвинили в превышении полномочий.

Суд первой инстанции в Дюссердорфе посчитал, что Аккерман и пять бывших руководителей действительно виновны в нарушении, но тяжесть проступка недостаточна для уголовного преследования. В свою очередь федеральный суд опроверг предыдущее решение, посчитав, что Аккерман намеренно не защитил интересы акционеров Mannesmann. За время процесса Аккерман стал "лицом социального неравенства”. Его портрет из суда, где он салютует знаком "победы”, появился на плакатах социалистов, призывающих ввести в стране единый минимальный размер оплаты труда. "Минималку” ввели лишь в 2014 году. Аккермана же приговорили к штрафу в размере 3,2 млн евро (259 млн руб.). Из этой суммы 1,9 млн (154 млн руб.) пошли в бюджет, а 1,3 млн (105 млн руб.) - на благотворительность.

 БЕЛОРУССКИЙ ВАРИАНТ

 Чаще всего судебные процессы за "слишком высокие зарплаты” проводятся в Белоруссии. Правда, суммы не очень велики. Так, недавно осудили "за крупное хищение путем злоупотребления служебными полномочиями и злоупотреблением властью” (а также уклонения от уплаты алиментов) на 5,5 лет колонии строгого режима бывшего директора витебского завода "ВИЗАС” Евгения Зохно. Основное обвинение - директор в 2017 году "выплачивал сотрудникам необоснованно высокую зарплату”. По материалам дела за указанный год, директор, члены дирекции, главные специалисты, их заместители получили премии на сумму 131,4 тыс. белорусских рублей - это 4 млн российских рублей, а сам Зохно завысил себе зарплату на 7327 белорусских рублей (226 тыс. российских). 27 февраля на портале Tut.by опубликовали письмо Зохно, в котором предприниматель заявил, что не согласен с приговором и считает свою вину не доказанной. Директор привел данные: в январе 2017 года средняя зарплата на предприятии составляла 570 белорусских рублей (17,5 тыс. руб.), а в декабре того же года - 840 рублей (26 тыс. руб.). "При этом на заводе работали 400 человек”, - уточнил в письме Зохно. Он намерен оспаривать приговор. 29 марта стало известно, что похожие претензии есть и к другим главам предприятий в Белоруссии. Комитет госконтроля заявил, что руководителям, специалистам и служащим Оршанского инструментального завода в течение трех лет выплачивалась завышенная зарплата. Ущерб оценили в 265 тыс. рублей (8,2 млн руб.). Возбуждены уголовные дела. По мнению правоохранителей, руководители завода скрывали, что несвоевременно выплачивали зарплаты сотрудникам. Согласно белорусскому законодательству, зарплата рядовых работников в условиях ее несвоевременной выплаты сохраняется в прежнем размере, а заработок руководителей, специалистов и служащих должен рассчитываться исходя из тарифной ставки первого разряда, установленной для работников бюджетной сферы. Руководители же "давали незаконные указания о выплатах в завышенных размерах для себя, специалистов и иных служащих”. Претензии предъявлены двум директорам предприятия - Валерию Лутаю и Владимиру Троицкому. При этом, считают правоохранители, переплата за все время руководства лично Лутаю составила 360 рублей (11 тыс. руб.), а Троицкому - 6647 рублей (209 тыс. руб.). Расследование ведет Оршанский межрайонный отдел Следственного комитета. Оба управленца пожаловались в правоохранительные органы на "необоснованность и незаконность” обвинений, сославшись на неправильные расчеты, неверное толкование положений закона и превратную оценку правильности их поведения. По словам директоров, предприятию угрожало банкротство. Чтобы вывести завод из кризиса, "необходимо было сохранить единственный экономический потенциал, то есть трудовой коллектив общества”. И изменение условий оплаты труда повлекло бы массовые увольнения и невозможность работать дальше. Директора говорят, что ситуация была общеизвестной, о ней докладывали в Минпром.

ПРЕМИЯ ЗА УБЫТКИ

В России самое громкое уголовное дело за "слишком высокую зарплату” случилось несколько лет назад. В 2014 году Следственный комитет РФ возбуждал дело о зарплате и премиях главы ФГУП "Почта России”. По версии следствия, директор департамента организационного развития Минкомсвязи Ирина Лаптева превысила должностные полномочия и утвердила выплату 128 млн руб. зарплаты и премий главе почты Дмитрию Страшнову. Как пояснила генпрокуратура, премия Страшнову должна была рассчитываться от чистой прибыли его организации за 2014 год. Официально прибыль составила 1,2 млрд руб., но по факту у почты был убыток - свыше 4 млрд руб., из-за чего федеральный бюджет перечислил предприятию 5,4 млрд руб. Генпрокуратура посчитала, что в отношении Страшнова нужно открыть уголовное дело по статье 201 УК РФ ("Злоупотребление служебным положением”). Кроме того в действиях двух руководителей департаментов Минкомсвязи прокуратура усмотрела признаки халатности (ст. 293 УК РФ). Однако Следственный комитет решил, что всю ответственность должна нести лишь чиновница министерства, одобрившая такое вознаграждение за труд: "Следствием установлено, что в марте 2014 года руководством Минкомсвязи России Лаптевой было поручено подготовить трудовой договор с генеральным директором подведомственного министерству ФГУП "Почта России” Дмитрием Страшновым. Как полагает следствие, Лаптева, действуя в пользу Страшнова, превысила свои должностные полномочия и рассчитала ему завышенный в восемь раз должностной оклад генерального директора ФГУП "Почта России”. Дело так и не было доведено до суда, но в августе 2018 года Ирина Лаптева покинула департамент Минкомсвязи по собственному желанию.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ ПРЕДЕЛ

 Официальные данные о разрыве доходов топ-менеджеров и обычных тружеников появляются редко. Росстат собирает только сведения о соотношении зарплат 10% наиболее оплачиваемых и 10% наименее оплачиваемых работников по отраслям. В 2006 году "лидером” была торговля, где разрыв достигал 33 раз. В 2008-м - "предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг” - разница составляла 27,5 раза. В 2013 году - финансовая деятельность, где обнаружился 21-кратный разрыв. Предпринимались и шаги для ограничения слишком высоких зарплат руководителей. Сначала в "Положении об установлении систем оплаты труда работников федеральных бюджетных, автономных и казенных учреждений”, утвержденном постановлением правительства РФ от 5.08.2008 № 583. Там указывалось, что разница между зарплатами руководителей и обычных работников не может быть больше восьмикратной. А с 1 января 2017 года начали действовать поправки к ТК (Федеральный закон от 3.07.2016 № 347-ФЗ), где прописали, что федеральное правительство, региональные и муниципальные власти будут устанавливать предельный уровень соотношения зарплат для директоров и главбухов государственных и муниципальных организаций. За несоблюдение этого предельного уровня трудовой договор с нарушителем должен расторгаться. Однако органы власти могут утверждать списки таких организаций, на которые не распространяются предельные уровни.

 Комментарии

Любовь Нефеденко, председатель Владимирского обкома профсоюза работников культуры: -

Сразу, как внесли поправки, мы в региональном отраслевом соглашении зафиксировали предельную разницу в зарплатах - пять раз. Правда, потом готовилось постановление губернатора, где разницу увеличили до шести раз - для отдельных случаев, связанных с уникальными условиями в творческих коллективах. И, соответственно, в региональном отраслевом соглашении разницу изменили до шести раз. Но скажу честно, людей, получающих зарплату по верхней границе предела, у нас единицы. Может, три человека, со званиями народных артистов и так далее. Большая разница в зарплатах - чаще проблема федеральных учреждений. А на муниципальном уровне у наших директоров зарплаты невысокие, иногда даже меньше, чем у специалистов. И поэтому очень долго закрываем свободные вакансии директоров библиотек, домов культуры и так далее. Сейчас даже на уровне региона собираемся придумывать, как привлечь этих работников. Льготная ипотека или земские программы…

Тамара Гончарова, завотделом экономической работы и оплаты труда профсоюза работников здравоохранения РФ: -

 Начать надо с постановления правительства № 583 за 2008 год, которым вводились новые системы оплаты труда. Предел зарплат в постановлении указан на уровне 1 к 8. Прописанные в ТК нормы носят общий характер и просто дают правовую основу, чтобы регламентировать эту схему. А условия оплаты труда определяются на местах. То есть каждый учредитель устанавливает своему руководителю уровень зарплаты. А руководитель устанавливает уровень зарплаты своим работникам. В единых рекомендациях мы ежегодно прописываем соотношение зарплаты руководителей и средней зарплаты работников. И для здравоохранения это не больше 1 к 6. Ежегодно Минздрав проводит мониторинг зарплат. Исходя из мониторинга и других исследований понятно, что в большинстве регионов соотношение зарплат - 1 к 3,5 или 1 к 4. Возможно, где-то есть частные случаи нарушения. Это очень вероятно. Но такого, чтобы этот случай зафиксировали, чтобы он вышел на уровень обсуждения, рассмотрения и принятия мер, - такого нет.

Нугуман Залялятинов, председатель Тюменской территориальной организации Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства: -

Если честно, разрыв большой, и ничего для его преодоления не предпринимается. Я в данном случае говорю не о Тюменской области, тут у меня муниципальных предприятий нет. А в ХМАО такие предприятия есть, и там даже требования федерального отраслевого соглашения не выдерживаются. В случае муниципального предприятия документ о предельной разнице должна принимать местная администрация. Но вот я еду в первичку в Пыть-Яхе, где как раз у директора зарплата была в разы больше, чем у работников, а на выполнение отраслевого соглашения "денег нет”. И администрация отменила встречу под предлогом опасения коронавируса. Но на топ-менеджеров, конечно, все эти ограничения не распространяются…

Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©

Просмотров: 12 | Добавил: Yava | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Наверх